Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Я

Марксистская литература

Решил снова разместить верхний пост с списком литературы. Предыдущий висел здесь года два. В новой редакции перечень сокращен и добавлены более обширные комментарии. Пост предназначен для тех, кто хочет усвоить основные понятия марксизма и приобрести базовые знания в этой области.

К. Маркс, Ф. Энгельс. "Манифест коммунистической партии". Разъяснение, что это за призрак такой бродит по Европе, зачем, почему и к чему все это приведет нас.
Ф. Энгельс. "Анти-Дюринг". Банальная критика изданий мелкого недоучки Евгения Дюринга в итоге вылилась в серьезный научный труд, включивший в себя сжатое изложение всей системы взглядов Маркса и Энгельса в области философии, политэкономии, научного коммунизма.
Ф. Энгельс. "Происхождение семьи, частной собственности и государства". Ключевой труд всего исторического материализма. Больше добавить нечего.
К. Маркс. "Критика готской программы". Это произведение, как и "Антидюринг", ценно не критикой лассалевской программы, а изложенными в противовес ей идеями Маркса. В частности, именно здесь Маркс впервые выдвинул идею диктатуры пролетариата как переходного периода к коммунизму.
К. Маркс. "Капитал". Много говорить нет смысла. Главная работа жизни Карла Маркса и главная работа всего марксизма. Детальное и скрупулезное исследование современного Марксу капитализма. Серьезнейший научный труд.
К. Маркс. "К критике политической экономии". Научный труд, предваряющий "Капитал".
В.И. Ленин. "Что делать". Что делать в том случае, если единой коммунистической партии на горизонте не просматривается, если организации на местах погрязли в кружковщине, если внутри организаций поднимают голос оппортунисты (экономисты)... Результатом вашей работы должна стать всероссийская социал-демократическая партия.
В.И. Ленин. "Две тактики социал-демократии в демократической революции". Одна тактика - поддержка пролетариатом либеральной буржуазии в революции и уступка ей ведущей роли. Вроде бы тактика верная, ведь революция-то буржуазная... А есть вторая тактика - вызывающе "неправильная". Буржуазию предлагается оставить в стороне, точнее, в хвосте революции. В качестве союзника и опоры рабочего класса в революции предлагается взять крестьянство. В революции предлагается не удовлетворяться победой буржуазной демократии, а сразу после ее победы начинать свою, пролетарскую революцию. Отгадайте, к какой тактике призывал читателей Владимир Ильич.
В.И. Ленин. "Материализм и эмпириокритицизм". За критикой не самых выдающихся деятелей отечественной и зарубежной философии кроется непримиримая борьба между материализмом и идеализмом.
В.И. Ленин. "Империализм, как высшая стадия капитализма". Именно после прочтения этой книги я приобрел уверенность - за сто лет общественные отношения в мире коренных изменений не претерпели. Читаешь - и как будто видишь наши дни. Монополии, войны, колониальная политика, вывоз капитала - все осталось как прежде, хотя местами в новой форме.
В.И. Ленин. "Письма из далека". Именно из этих писем нам становится понятно: февральская революция для Ильича не была чем-то неожиданным. Он, сидя в далекой Швейцарии, знал внутриполитические расклады в России как бы не лучше придворных сановников и уже считанные дни спустя отречения Николая имел четкую программу действий, которую и изложил в нескольких коротких письмах. Логическим их завершением являются Апрельские тезисы.
В.И. Ленин. "Государство и революция". Что значит "весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем...", что и почему неизбежно потребуется разрушить, и что будет затем - об этом писал Ленин перед Октябрьской революцией.
В.И. Ленин. "О "левом" ребячестве и мелкобуржуазности". Так называемые "левые коммунисты" проели плешь Ленину еще во время прений в ЦК по Брестскому миру. Не буду много говорить - брошюра целиком посвящена разгрому левачества в коммунистическом движении.
В.И. Ленин. "Детская болезнь "левизны" в коммунизме". Бороться с левачеством необходимо не только в Российской компартии, но и в европейских. Этой борьбе, ее путям и методам, а также тактическим вопросам революционного движения в Европе посвящена эта книга.
В.И. Ленин. "О кооперации". Что такое кооперация? Торгашество? Мелкобуржуазный идеал? Да, но при этом одновременно - все необходимое для построения полного социалистического общества.
И.В. Сталин. "Марксизм и национальный вопрос". Будущий нарком по делам национальностей впервые проводит глубокий анализ национального вопроса с позиций марксизма.
И.В. Сталин. "Октябрьская революция и тактика русских коммунистов". Марксистский анализ действий большевиков при подготовке и в дни Октябрьской революции, оценка ее значения для страны и мира.
И.В. Сталин. "Об основах ленинизма". В этой работе Сталин отдал должное своему великому учителю, наглядно показав всемирную важность его учения.
И.В. Сталин. "К вопросам ленинизма". Развитие идей брошюры "Об основах ленинизма". Подробно затронуты темы диктатуры пролетариата, победы социализма в одной стране, крестьянский вопрос.
"Краткий курс истории ВКП(б)". Автором книги смело можно называть Сталина - он принял большое участие в ее написании. Помимо изложения истории партии и оценки тех или иных событий, в книге следует обратить внимание на главу "О диалектическом и историческом материализме". После ее прочтения любые изыскания на тему диамата окажутся излишними.
И.В. Сталин. "Экономические проблемы социализма в СССР". Если коротко - в книге дан четкий план перехода от социалистического общества к коммунистическому. Не вина Сталина, что этот план ему осуществить не удалось...

Читать придется много. Могу дать следующие рекомендации: начните с Ленина и Сталина; не спешите кидаться на "Капитал"; периодически возвращайтесь к прочитанному.
Я

В трех соснах заблудились

У наших левых недодеятелей есть одна, как бы это  сказать… удивительная способность. Уникальная способность заболтать и запутать любой актуальный вопрос. Даже если вопроса на деле никакого нет, если для марксиста ответ на этот вопрос ясен как день. Но – не для мраксиста…
Берем вопрос – что такое социализм? Казалось бы, дело ясное. Но… кому из наших левых деятелей нужны четкие ответы? Если все ясно – это же действовать надо, а не языком чесать. А действовать решительно, без дураков мало кто способен. Лучше еще разок воду в ступе перетолочь… Поэтому выскакивает какой-нибудь Соркин и заявляет, что социализм провозглашается актом об отмене частной собственности. За ним анонимный деятель левого крыла скажет, что есть переходный период, а есть социализм, и одно вовсе не равно другому. Еще один установит, что социализм суть бесклассовое общество. И – главное – все находят обоснование своему бреду в произведениях классиков, приводя обширные цитаты из них.
По поводу пользы от буквоедского цитирования классиков с удовольствием сошлюсь[i] на цитату одного из классиков. В их книгах можно найти ответы на современные вопросы, но только если при чтении голову включать. Маркс с Энгельсом писали свои книги сто пятьдесят лет назад, Ленин – больше ста, Сталин – больше шестидесяти лет назад. И писали о своем времени, о конкретных событиях, фактах. А мир вокруг нас меняется, принимает новые формы. Нужно уметь применять написанное к современным отношениям, делам, господствующим в обществе идеям. Если хочешь объективно оценить их значение, конечно, а не просто языком потрепать. Слепое цитирование приведет вас, уважаемые леваки, к казусу вроде описанного Сталиным. О каком восстании в Крыму в 19 веке могли написать Маркс с Энгельсом? Головой надо думать, а не Собранием сочинений!
Но мы не о цитатах вроде начинали беседу. Давайте о социализме немного поговорим. Если честно – задолбало. Вопрос не новый и мы неоднократно разбирали его. Но, видимо, не впрок, даже некоторые наши товарищи путаются. Так давайте еще раз.
Прежде всего надо определиться: социализм – понятие двойственное.
Во-первых, возможно говорить о социализме (как о капитализме и пр.) как об экономической категории. То есть, определять общественный строй отталкиваясь от того, в чьей собственности находятся природные ресурсы, предприятия, все то, что в политэкономии именуют средствами производства. При социализме возможны разные формы собственности, значит, социализм – это переходный период от капитализма к коммунизму, или, если угодно, начальная фаза коммунизма.
Кстати: выискивать по собраниям сочинений разницу между этими двумя определениями, использованными классиками (переходный период и начальная фаза) – чистой воды софистика. В начальной фазе коммунизма переход средств производства в общенародную собственность еще не завершен, еще не уничтожены классы – стало быть, переходный период и есть начальная фаза коммунизма. Вопрос простой, как оглобля, но и его наши леваки умудряются заболтать!
Но определение социализма, основанное на форме собственности, совершенно недостаточно. Так можно дойти до того, что современную РФ обзовешь социалистическим государством, или до чего похуже (об этом – ниже)... Нужен совершенно иной критерий. Какой класс находится у власти – вот ключевой вопрос для понимания общественного строя.
С этой точки зрения все ясно и очевидно. Россия, а далее СССР начиная с Октябрьской революции и до 1953 года – социалистическое государство. Диктатура пролетариата, опирающаяся на государственную собственность на землю, природные ресурсы, транспорт, связь, чуть позже – еще и на фабрики-заводы, определяет государственный строй вполне однозначно.
Если у кого-то есть сомнения в том, какой общественный строй господствует в довоенном СССР и, этот кто-то, сидя за бугром, сочиняет всякие клеветнические книжонки про бюрократию, захватившую власть в стране – лучшим ответом подобным брехунам служит ход и результат Великой Отечественной войны. Советский народ не стал бы так защищать чужую, бюрократическую власть. Эта власть за все довоенные годы делом – то есть реальным, ощутимым улучшением всей жизни народа – доказала людям, что служит только его  интересам. Гитлер оказался идиотом, поверившим в собственные фантазии о страданиях русского народа под пятой жидобольшевиков. Когда оказалось, что дело обстоит несколько иначе, возможностей переиграть ситуацию для фашистской власти в Германии уже не было. Поезд ушел, и Красное знамя поднялось над рейхстагом как лучшее доказательство превосходства социализма над капитализмом.
Китай – тоже социалистическое государство. Хотя хитрый лис Дэн говорил про «одну страну – две системы» (имея в виду особое положение Сянгана, Аомыня, Тайваня после их грядущего объединения с Китаем), про «начальную стадию социализма», власть в Китае всегда действовала в интересах большинства народа, в первую очередь – городских пролетариев и мелких крестьян. Утверждать иное значит отвергать общеизвестные факты о многолетнем экономическом росте Китая, его выходе в мировые лидеры, ликвидацию бедности в стране.
СССР после смерти Сталина – ни разу не социалистическое государство. Доказательство – правящая партия, действуя в своих интересах, обанкротила экономику страны и в итоге растащила ее на национальные улусы. Это в интересах народа было сделано? Если нет – какой это к чертям социализм?
Вопрос власти – ключевой при ответе на вопрос о наличии социализма в стране. Вопрос собственности – производный.
Еще раз вернусь к левакам, спорящим о дате наступления социализма в СССР, о разнице между переходным периодом и начальной фазой, о полном и неполном социализме. Эти споры (как я показал выше – абсолютно бесплодные) приводят в конечном счете к одному – к отрицанию того, что в СССР был когда-либо социалистический строй: в 1918, 1926, 1936 году… К отрицанию наличия социализма в Китае… И, в конечном счете, к отрицанию возможности построения социалистического государства вообще (ну, или до перестройки сознания людей, что суть одно и то же). Вам, горе-троцкистам, в ходе ваших бесцельных дискуссий случайно (или намеренно) заблудившимся в трех соснах, буржуазные идеологи аплодируют стоя!
Поэтому на сегодня наш враг номер один – не буржуазная власть в России, а так или иначе прикормленные ею оппортунисты вроде Семина или Зюганова, а с ними и левые болтуны всех мастей. Поняв сущность этой левой швали, вы поймете, почему наше Движение основной упор ныне делает на ее разгром, а не на борьбу с «людоедским» путинским режимом.



[i] Этот шведский товарищ довольно смешно изображал в своём рассказе буквоедскую манеру некоторых социал-демократов цитировать Маркса и Энгельса, а мы, делегаты съезда, слушая его, хохотали до упаду. Вот содержание этой "истории". Дело происходит в Крыму во время восстания флота и пехоты. Приходят представители флота и пехоты и говорят социал-демократам: вы нас звали за последние годы к восстанию против царизма, мы убедились, что ваш призыв правилен, мы, матросы и пехота, сговорились восстать и теперь обращаемся к вам за советом. Социал-демократы всполошились и ответили, что они не могут решить вопроса о восстании без специальной конференции. Матросы дали понять, что медлить нельзя, что дело уже готово, и если они не получат прямого ответа от социал-демократов, а социал-демократы не возьмутся за руководство восстанием, то дело может провалиться. Матросы и солдаты ушли в ожидании директив, а социал-демократы созвали конференцию для обсуждения вопроса. Взяли первый том "Капитала", взяли второй том "Капитала", взяли, наконец, третий том "Капитала". Ищут указаний насчёт Крыма, Севастополя, насчет восстания в Крыму. Но ни одного, буквально ни одного указания не находят в трёх томах "Капитала" ни о Севастополе, ни о Крыме, ни о восстании матросов и солдат. (Смех.) Перелистывают другие сочинения Маркса и Энгельса, ищут указаний, - все равно никаких указаний не оказалось. (Смех.) Как же быть? А матросы уже пришли, ждут ответа. И что же? Социал-демократам пришлось признать, что при таком положении вещей они не в силах дать какого бы то ни было указания матросам и солдатам. "Так провалилось восстание флота и пехоты", - кончил свой рассказ шведский товарищ. (Смех.)
Я

Коммуниздический гадюшник

https://st-hotabych.livejournal.com/8489.html

Вот такая помойка в комментариях была бы в нашем сообществе и в ЖЖ Балаева, если бы не наша политика банить хамов.
После прочтения захотелось вымыть руки.
Такие активисты водятся в левом движении в РФ. Понимаете, почему коммунистов в народе считают ебанутыми? Благодаря этому сброду.
И они ещё обижаются на оскорбления. Шизики.
Я

Мое участие в Движении имени "Антипартийной группы 1957 года"

Во избежание кривотолков.
Я покинул ЦК Движения по сугубо личным причинам, не связанным ни с идеологией Движения, ни с отношениями с товарищами.
Работа руководителя среднего уровня на буржуазном предприятии - это, мягко говоря, не сахар. Нужно держать в голове десятки важных и срочных дел и сотни менее важных. При поступлении новой информации быстро ориентироваться, принимать решения. Своевременно ставить задачи подчиненным, контролировать выполнение, корректировать, направлять. При этом удерживаться от непосредственного выполнения конкретных функций - это пойдет в ущерб управлению работой подразделения. Нужно уметь планировать. Постоянно держать связь, обмениваться информацией со смежными подразделениями. От линейных смежных подразделений быстро добиваться выполнения поставленных им задач, еще быстрее выполнять задачи, поставленные твоему подразделению другими смежниками. Постоянно помнить о границах своей компетенции и понимать, когда уместно их перешагнуть. Отдельная история - подготовка к отчетам перед руководством и к широким совещаниям. А хрена ли вы хотели - закон максимальной прибыли расслабиться не даст. Это нормально.
И так постоянно напряженная ситуация усугубляется при внутренних кризисах. Один из них и накрыл меня с головой. Ключевое подразделение, одно из двух в моем подчинении, практически перестало существовать - 80% кадров покинули его. Приходится совмещать подбор новых кадров, выстраивание процессов с нуля, переброску имеющихся людей на другие направления, тушение пожаров со всем перечисленным выше. И ясно, что ситуация быстро не разрешится.
Время остается только на восстановление сил после работы. Переключиться на дела Движения просто не получается.
В Центральном комитете свадебным генералам делать нечего. Отсюда мое заявление о выходе из ЦК.
Я полностью разделяю нашу идеологию, поддерживаю все решения ЦК. Я не выхожу из состава Движения.
Как только я смогу вернуться у активной работе в Движении, я это немедленно сделаю. У нас очень много дел по агитпропу - публикации, статьи, книги, видеозаписи. Положение рядового члена Движения, не состоящего в ЦК, никак не помешает мне участвовать в этой деятельности в будущем.
Я

Миф о «Большом терроре». Итоги конференции

21 декабря, в 140-ю годовщину рождения И.В. Сталина, состоялось мероприятие Движения, посвященное мифу о «Большом терроре». Задуманное изначально как дискуссионный клуб, фактически оно реализовалось как конференция в сочетании с прямой трансляцией в интернет.

Мы не ставим сейчас цели обсудить недостатки мероприятия. Они имели место, конечно. Работа над ошибками уже идет. Но на данный момент важнее не критика и не самокритика по деталям мероприятия, а подведение его итогов.

Цель мероприятия – максимальное распространение наших взглядов. Достигнута ли она?

Мы в наших докладах прошлись  по основным доказательствам того, что «Большой террор» - миф. На мероприятии были не только люди из Движения, но и публика со стороны. Стрим в интернет вызвал определенный интерес, в чате было много комментариев. Будут выложены в открытый доступ некоторые части выступлений; дадим ответы на заданные в чате вопросы; впоследствии мы смонтируем и опубликуем видеоматериал, избавленный от некоторых недостатков прямой трансляции.

Все ли возможное мы сделали для популяризации наших идей? На данный момент – максимум. Мы еще раз заявили о себе и наших взглядах настолько широко, насколько это возможно для нас.

На сегодня мы – уже партия. Очень маленькая партия, разумеется. У нас меньше сотни членов, наше объединение не имеет никакого официального статуса. Но у нас есть нечто более важное. Наша позиция по СССР, социализму, начальному этапу ВОВ, «большому террору» имеет своим основанием марксизм-ленинизм-сталинизм. Это – идеология, которая доказала свою силу не в кабинетных или интернетных дискуссиях, а в применении к практике, к реальному строительству нового общества. Сначала – в СССР, затем – в Китае.

Наша позиция, вытекающая из этой идеологии, очень неудобна современному «левому мейнстриму». Его представители в силу того, что их идеология основывается не на сталинском социализме, а на хрущевско-брежневских извращениях, являются закоренелыми оппортунистами. И в частности – адептами «Теории Большого террора». Все эти Вассерманы, Семины, Жуковы, Колпакиди, Спицыны слишком долго не подвергали сомнению яковлевскую ложь о сотнях тысяч бессудно расстрелянных сталинскими палачами. Более того – на этой лжи построены многотомники псевдонаучных исследований сталинских репрессий. И теперь отказаться вдруг от «Теории Большого террора» для этой шайки все равно что… Это для них – хуже, чем расписаться в собственной тупости. Хуже, чем публично обделаться.

Признание фейковости массовых репрессий для наших леваков означает самое страшное, прямо-таки невообразимое – спустить в унитаз все будущие доходы от сотен написанных ими книг по этой теме. А когда у этой публики речь идет о бабле – шутки в сторону!

Заткнуть нам рот они не могут – пока. Поэтому вся эта шайка избрала другой путь борьбы с нами – полное игнорирование нашей позиции по «Большому террору», игнорирование самого нашего существования.

Но мы и не собираемся останавливаться на достигнутом. Мы будем расширять нашу пропаганду, расширять наши ряды. Именно благодаря антисталинской, антикоммунистической по своей сути пропаганде наших леваков и «историков» коммунизм большинством народа воспринимается как утопия, а сталинский социализм – как кровавая баня.

Борьба с оппортунистами есть борьба за социализм. И эта борьба – основное направление нашей пропаганды.
Я

Жертвы Большого террора. Павел Флоренский

Где и каким образом мифотворцы «Большого террора» смогли найти 600 тысяч жертв и перенести их в короткий период 1937-38 годов, мы рассмотрели. Давайте взглянем на  конкретные примеры, когда осужденные и умершие после 1937 года внезапно меняли дату своей кончины.
Павел Флоренский, любимый современными мракобесами деятель. Такой же средневековый мракобес, поп, больной головою антисемит, поклонник Гитлера и Муссолини, идейный фашист. За организацию пропаганды последнего, по всей видимости, и попал к чекистам на карандаш. В 1933 году осужден тройкой ОГПУ к 10 годам.
В 1934 году попал на Соловки.
В 1937 году от него поступили (якобы) последние письма родственникам.
Жена Флоренского в 1939 году обращалась в СНК с просьбой о пересмотре дела, в чем ей было отказано.
05 мая 1958 года Флоренский был посмертно реабилитирован (отменено постановление тройки ОГПУ от 1933 года), и 03 ноября 1959 года жене выдано свидетельство о смерти с указанием даты – 15 декабря 1943 года.
Казалось бы, всё? Ничего подобного, это только начало!
Collapse )
Я

Пролетариат. Часть 5

До чего же неудобно для буржуев и их подстилок марксово определение пролетариата! Причина проста: если признать, что единственный критерий определения принадлежности к классу – отношение к средствам производства, из этого признания естественно вытекает объединение ВСЕХ наемных работников против буржуазии. А это в современной России как минимум 90 против 10, а если ещё поработать с мелкими буржуями, то и вовсе выйдет соотношение 99 против одного.
Это – гарантированное поражение буржуев в классовой борьбе. Разве можно такое допустить? Поэтому на политической арене появляются такие субъекты, как Кургинян, Попов, выдумывающие новые и новые классификации наемных работников. Благодаря их пропаганде проявляется то, что мы называем «внутриклассовым шовинизмом» – спесь квалифицированного управленца по отношению ко всяким Джамшутам с лопатами, либо, что то же самое, неприязнь работяги к офисному планктону, якобы паразитирующему на нем и получающему необоснованно высокие зарплаты.
Как будто офисных работников эксплуатируют меньше, чем рабочих на заводе! Как будто однообразный физический труд чем-то унижает человека и ставит его в низший класс по отношению к работникам умственного труда! С такими проявлениями шовинизма наше Движение будет беспощадно бороться. При этом – внимание! – всячески акцентируя внимание на том, что авангардом наемных работников являются именно «белые воротнички». Это нисколько не унижает остальных наемных работников, запомните это. Слово «авангард» не означает «элита». Все наемные работники – единый класс, понятие «класс наемных работников» тождественно понятию «пролетариат».
Но с последним тезисом, знаю, найдется много несогласных. БОльшую часть возражений мы рассмотрели раньше, теперь дошла очередь до еще одного «коммунизда». Лидер Союза коммунистов Марк Соркин. Его лозунги известны – построим партию снизу, создадим диктатуру пролетариата и отменим к чертям всю частную собственность.
Оставим пока его позицию по ликвидации частной собственности и присмотримся к его пониманию диктатуры пролетариата.
Диктатура пролетариата – это, понятное дело, ни чем не ограниченная власть класса пролетариев. Но – вот закавыка! – Соркин не считает нынешний класс наемных работников способным взять политическую власть и установить свою диктатуру. Он утверждает, что понятия «класс наемных работников» и «пролетариат» не тождественны. Наемные работники смогут стать классом пролетариата, когда из «класса в себе» станут «классом для себя», перестроят свое сознание, осознают свои интересы, выдвинут политические требования и посредством всеобщей стачки придут к власти.
То есть, ребята наемные работники, запомните: вы сейчас до того убоги, что неспособны к политическому действию. Поэтому и не готовы поддержать «Союз коммунистов» и построить снизу политическую партию!
Обратите внимание: Соркин предлагает наемным работникам сначала осознать себя и свои классовые интересы, а затем создать свою политическую партию! Классовое сознание должно пробудиться не пойми из-за чего, а уж тогда-то мы – огого!
Не верите? Вот цитата: «И вот здесь наёмным работникам, осознавшими себя пролетариатом, необходима структура, созданная ими (...) Такой структурой является Коммунистическая партия». Пруфлинк.
Это капитулянтская позиция. Поставив телегу впереди лошади, мы никогда не сдвинемся с места – чего и требовалось добиться буржуазному классу. Чтобы побудить наемных работников действовать, необходимо их организовать. А организатором этого класса к действию в своих интересах может быть только коммунистическая партия. Сначала партия, потом уже классовое сознание в массах!
Все рассуждения о «классе в себе» и «классе для себя» - отговорки, годные лишь для оправдания собственного ничегонеделания. Эти философские категории Маркс применил лишь для описания процесса становления пролетариата как революционного класса. Такое становление сто лет в обед как произошло, всё, чего сейчас пролетариату не хватает – это своей политической партии.
Наше Движение ставит перед собой именно такие цели – создание партии, представляющей интересы всех наемных работников. Мы не ждем пробуждения классового сознания, поскольку понимаем, что для этого нужны конкретные действия. И мы действуем. Нас очень мало, но это до поры до времени.
Я не стану далее развивать эту мысль. Сошлюсь на пока не оконченный цикл статей Петра Балаева о нашем Движении и его задачах. Вот последняя по времени на данный момент публикация, остальные найдете самостоятельно.
Я

Пролетариат. Часть 4

Следующим классификатором пролетариата у нас идет профессор СПБГУ, кандидат экономических и доктор философских наук, основатель «Красного университета», президент «Фонда рабочей академии», один из лидеров Рабочей партии России М. Попов. Наше Движение неоднократно и щедро накидывало этому хмырю полную панамку лайков:
https://1957anti.ru/publications/item/225-o-vnutriklassovom-shovinizme
https://1957anti.ru/publications/item/228-o-vnutriklassovom-shovinizme-chast-ii
https://1957anti.ru/publications/item/231-o-vnutriklassovom-shovinizme-chast-iii
https://p-balaev.livejournal.com/734929.html
https://1957anti.ru/publications/item/7-programmisty-proletarii-ili-net-kritika-vystupleniya-professora-popova
https://1957anti.ru/publications/item/336-knizhnyj-cherv-vs-stalevar
https://1957anti.ru/publications/item/436-lafarg-vs-popov
https://p-balaev.livejournal.com/965924.html
Но лишний раз пройтись по взглядам, которые пропагандирует этот субъект, лишним не будет. Для кого-то это авторитет – целый профессор и доктор наук!
Взгляды г-на Попова на пролетариат сводятся к следующему. Слово «пролетариат» имеет несколько значений, и правильным является узкое понимание термина – городские фабрично-заводские промышленные рабочие. Остальные трудящиеся – это вроде бы и не пролетариат вовсе. По мнению Попова, в понятие «пролетариат» не вписываются не только самозанятые (мелкие буржуи) и интеллигентские профессии (профессора, учителя, врачи, лица творческих профессий и пр.), но и просто профессии, не связанные с непосредственным производством материального продукта – управляющие и прочие манагеры, и даже (!) транспортные рабочие. Только промышленные рабочие достойны высокого звания пролетариев.
По каким причинам такая честь промышленно-заводским рабочим?
По мнению профессора, фабрично-заводских рабочих делает авангардом трудящихся выполняемый ими совместный труд по производству материального продукта, сплачивающий рабочих воедино и позволяющий осознать себя как класс и свои классовые интересы. Иные группы трудящихся к такому самоосознанию не способны по разным причинам. Труд интеллигенции индивидуален и препятствует их сплочению воедино. Труд водителя и кондуктора в троллейбусе не позволяет им сплотиться с водителями и кондукторами других троллейбусов (они же в другом троллейбусе сидят – какое может быть сплочение?). Труд программиста не производит материального продукта – единички и нолики на дискетке не видны; вот ежели бы перфокарты до сих пор использовались, тогда программисты имели бы шанс в пролетариат пробиться! Труд управленца не позволяет ему прикоснуться к первоисточнику мудрости – непосредственному продукту – и тем самым познать Истину. О труде певицы и говорить нечего: она вместе с ее антрепренером – просто дармоеды, отжимающие последние сбережения у рабочего человека. Ну и так далее.
Профессор не хочет выглядеть совсем уж дураком и для обоснования своих измышлений обращается к авторитету. В союзники себе он берет не кого-нибудь, а самого Владимира Ильича Ленина. В 1919 году в статье «Великий почин», посвященной развертыванию коммунистических субботников, Ленин указал, что «только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов». Опираясь на эти слова Ленина, Попов, во-первых, именует фабрично-заводских рабочих отдельным классом, противопоставляя их остальным трудящимся, во-вторых, только их объявляет носителями истинно пролетарского сознания.
Мне сразу показалось странным, что профессор в одном месте напоминает слушателю, что любые высказывания хоть Маркса, хоть Энгельса, хоть Ленина следует понимать применительно к конкретной исторической ситуации; а в другом месте он об этих своих словах внезапно забывает и бездумно переносит в современность ситуацию столетней давности.
Также странным является факт, что прочитать «Великий почин» на пару страниц дальше у профессора времени и сил не нашлось. Он бы сразу обнаружил, что Ленин определяет пролетариат вовсе не по виду выполняемой работы, а по способу получения средств к существованию. Он отделяет от пролетариата полупролетариев – лиц, лишь часть времени снискивающих пропитание, средства к существованию работой по найму. Следовательно, все те, кто эти средства получает полностью работой – пролетарии!
Почему же тогда Ленин назвал городских фабрично-заводских рабочих классом, способным повести за собой всех трудящихся? Да потому, что в тех реалиях так оно и было! Но только вот причины тут не в сознании этих рабочих и не в том, что они работают совместно (нынешние белые воротнички не совместно трудятся, что ли?), а в том, что промышленный пролетариат «наиболее восприимчив для социал-демократических идей, наиболее развит интеллектуально и политически, наиболее важен по своей численности и по концентрированности в крупных политических центрах страны».
Еще за 20 лет до революции Ленин четко сказал, что его интересует в качестве авангарда самая передовая группа пролетариата, самая образованная, достаточно многочисленная и сконцентрированная в крупнейших центрах страны.
Неужели сейчас промышленные рабочие удовлетворяют этим требованиям? Нет; по образованности, политической активности и концентрации в крупных центрах они полностью уступают «белым воротничкам», «офисному планктону», «манагерам» - как их только не именуют буржуйские пропагандоны и наши горе-мраксисты!
Много времени прошло с русской революции. Узкая прослойка буржуазной интеллигенции исчезла; из недр рабочего класса родилась новая, пролетарская интеллигенция, те самые пролетарии умственного труда. С развитием техники, ростом автоматизации, громадным расширением производства росла необходимость в работниках умственного труда, в том числе в управленцах. А доля работников физического труда в пролетариате сокращалась. И это будет продолжаться и дальше! Технический прогресс работает даже при капитализме. Так кто является авангардом пролетариата – сокращающаяся часть класса, или растущая?
Потуги профессора Попова представить промышленных рабочих отдельным классом совершенно несостоятельны. У этих рабочих нет ничего такого, принципиально выделяющего их из ряда наемных работников. Говоря о «материальном продукте», профессор демонстрирует дремучее невежество, считая программный продукт чем-то нематериальным; говоря о совместном труде, тупо подразумевает выполнение работы группой лиц в одном помещении, а не участие в едином производственном процессе; безосновательно абсолютизирует труд по непосредственному производству, принижая труд по организации производства; в упор не видит важнейших признаков авангарда пролетариата; спекулирует на словах Ленина, сказанных в иное время и отличной от настоящего ситуации, демонстрируя непозволительное для профессора непонимание движения процессов в обществе.
С чем связана такая дремучесть профессора и доктора наук – мне неизвестно. Теряюсь в догадках.
Но к чему ведет такая пропаганда – вполне очевидно. Это не только раскол пролетариата на работников физического и умственного труда, но и явное принижение последних, по факту являющихся авангардом всего класса наемных работников! На чью мельницу льет воду наш профессор?
Я

Пролетариат. Часть 3

Немного отвлекусь от продолжения для ответа на комментарии.
Одного комментатора, как видно, допекли государственные органы своими проверками. Или допекли его знакомых – не суть. В связи с этим комментатор не прочь «упразднить некоторые институты цивилизации, которые понастроены за последние лет 150». То есть – вернуться назад, в милый сердцу мелкого буржуа капитализм свободного предпринимательства и честной конкуренции, а не всякий поганый империализм и вот это вот всё…
Некоторым людям невдомек, что фарш невозможно провернуть назад. Капитализм стремится к монополии, это – основная цель конкурентной борьбы. Корпорации покрупнее делают все, чтобы сожрать мелкую рыбешку. А поскольку крупные корпорации берут в свои руки контроль над великолепной машиной насилия – государством, грех не воспользоваться ею в целях уничтожения мелочевки. Вот и выстраиваются длинные и запутанные бюрократические процедуры, бесчисленные законы, постановления, приказы, правила, инструкции, за малейшее нарушение которых вас, буржуя, ждут административные протоколы, штрафы, взыскание ущерба, выездные проверки, маски-шоу с выемкой документации. А законы написаны так, что не нарушить их, не понеся убытка, невозможно…
Мне ответят – мол, закон един для всех буржуев. Конечно, это не так. В критической ситуации (например, взыскание ущерба окружающей среде на сотни миллионов) мелкое предприятие обанкротится и перестанет существовать, а олигарх, имея огромный ресурс и связи, выйдет на нужных людей и порешает с ними все вопросы за относительно скромный бюджет.
Инструмент насилия – государство с его многочисленными надстройками – нельзя привести в состояние стопятидесятилетней давности. В том числе потому, что это невыгодно господствующему классу – крупным буржуям. Именно в классовом господстве олигархов корень проблемы, так мучающей комментатора.
Из неверной посылки о государстве как корне зла следуют нелепые выводы – о классовом единстве «олигарха, пытающегося рыпаться в реальном секторе, и слесаря с зарплатой 30 тыщ». Этот самый олигарх, как бы он ни был обозлен и недоволен очередной проверкой природнадзора, является выгодоприобретателем от работы этого самого надзора, прилежно зачищающего рынок от мелких конкурентов олигарха.
Если комментатор в запале «олигархом» назвал мелкого буржуя – я, конечно, признаю, что общие интересы между этим владельцем автосервиса и слесарем Васей вполне имеются в наличии. Мы в нашей программе писали о том, что мелкая буржуазия – союзник наемных работников. Но эту тему я пока не стану развивать.
Второй комментатор уверяет меня, что работник умственного труда не является пролетарием. Критерием для этого он полагает меньшую отчужденность работника умственного труда от результата своего труда в сравнении с пролетарием, более того, эту самую степень отчуждения он возводит во главу угла при социальной классификации.
Отчуждение – сложный философский термин. Но я предлагаю все же не погружаться в бездны гегельянства, а использовать этот термин в политэкономическом смысле. Отчуждение труда в этом смысле – это производство товара (услуги) на продажу. А если труд по этому производству выполняет наемный работник – отчуждение проявляется еще ярче, и неважно, какой это труд, умственный или физический.
Работник умственного труда точно так же отчуждается от продукта своего труда. Произведенный продукт наемному работнику не принадлежит! И он не получает за его производство полный эквивалент его стоимости. А остальные аспекты философского понятия «отчуждение» предлагаю оставить философам, им все равно заняться нечем.
Комментатор может возразить мне, что под отчуждением он имеет в виду упрощение труда, его разбиение на технологические операции, превращение работника в часть машины и как следствие – утрату цели производства, о чем писал еще Маркс. Дескать, с работниками умственного труда этого не происходит. Я отвечу – а какое это имеет значение для самого пролетария умственного труда (напомню, термин Ф. Энгельса)? Его точно так же эксплуатируют и его положение постепенно ухудшается в ходе усиления конкуренции на рынке умственного труда. А конкуренция на этом рынке растет! Нынче даже хорошее образование не дает никаких гарантий устройства в жизни.
Работник умственного труда – тот же пролетарий, как бы вы ни призывали себе в свидетели Адама Смита с Марксом.
Я

Пролетариат. Часть 2

Раз имущественный критерий не годится для классификации общества, надо искать другие. Буржуазные пропагандисты, а вместе с ними так называемые «коммунизды» успешно находят такие критерии и делят наемных работников по характеру выполняемого ими труда.
Тут возможны разные подходы. Например, можно признать самостоятельным классом интеллигенцию. Либо выдумать новый класс – когнитариат. Либо признать пролетариатом только фабрично-заводских рабочих, «непосредственно участвующих в производстве реального продукта». А есть еще более изящный вариант: признать, что есть такой класс – наемные работники, зарабатывающие на жизнь собственным трудом; но не считать их пролетариями до тех пор, пока они не осознают своих классовых интересов, не превратятся из «класса в себе» в «класс для себя». Казалось бы, безобидная игра слов…
Способов разделения работников на классы – море. И все никуда не годятся.
Возьмем когнитариат, любимую игрушку Кургиняна.
Выделение «когнитариата» в особый класс работников умственного труда не дает нам ничего для понимания процессов в обществе. Чем отличается когнитарий от обычного пролетария? Пролетарий копает от забора до обеда, когнитарий же разрабатывает экскаватор, чтобы ускорить процесс копания, либо просто ведет учет выкопанному. Характер труда действительно разный (хотя между характерами труда двух упомянутых «когнитариев» различий не меньше, чем между умственным трудом и физическим). Но сходства между «когнитарием» и пролетарием намного больше, чем отличий. Оба продают свой труд, оба получают заработную плату и отдают часть созданной ими стоимости даром своему «работодателю». Мнение некоторых наивных товарищей, что мозг когнитария сам по себе есть неотчуждаемое средство производства и поэтому эксплуатация владельца этого мозга невозможна – пустая иллюзия. Мозг можно считать орудием труда. Но орудие труда – мозг, лопата или грузовик – бесполезны без предмета труда. Если работник прикладывает свое личное орудие к предмету труда, принадлежащему дяде – поздравляю вас, гражданин, на благо этого дяди даром потрудившись. Или вы наивно полагаете, что дядя выплатит вам полную стоимость вашего труда, а себе на поддержание штанов и золотой унитаз совсем ничего не оставит?
Для отнесения человека к тому или иному классу неважен характер труда – важен факт продажи своей способности к труду, умственному или физическому, ниже стоимости произведенного этим трудом товара или услуги. Работник умственного труда – тот же пролетарий.
Термин «пролетарий умственного труда» - не плод фантазии Остапа Бендера, как могут подумать некоторые малограмотные товарищи. Это слова Фридриха Энгельса, обращенные к студентам-социалистам. Из их рядов и должен был выйти этот самый пролетариат умственного труда, «который призван плечом к плечу и в одних рядах со своими братьями рабочими, занятыми физическим трудом, сыграть значительную роль в надвигающейся революции».
Понятие «когнитариат» - модный синоним популярного ранее термина «интеллигенция». Интеллигенцию нельзя считать самостоятельным классом по тем же причинам, которые изложены чуть выше в отношении когнитариата.
Далее надо разобраться с идеями профессора Попова о фабрично-заводском пролетариате и соображениями Марка Соркина о различии между понятиями «наемный работник» и «пролетарий».